18:19 

Сикхем
Гордыня - грех. Греши.
Единорог

Он был бегущим человеком
он убегал.
Он был единорогом,
ликом в небесах и символом на знаменах.
Закрыв лицо руками,
оставляя отпечатки на щеках
от нарисованных на ладонях знаков,
он бежал.
От себя
к людям, что смотрели вслед ему,
кидали стекла и черствые корки.
По опавшим листьям -
перьям,
хлопьям сажи
он бежал.
Нес чушь, нес нам истину, нес что-то старое,
давно валявшееся под ногами –
наверное, не донес.

Найти б край света, чтоб поссать с обрыва,
над раззявленными ртами и задранными головами
паря тенью призрачной и грозной,
но нам уже не успеть.

А он будет прятаться под тонкой тканью,
под старушечьими голосами,
под молитвенно сложенными руками -
напротив сердца;
и ему не успеть.
Он пожрет себя, двуединый,
и третий будет взирать взыскующе и строго
не разделяя смыслы и мотивы
молитвы.
И он умрет и станет единорогом.
Он умрет и станет костями.
Он умрет и станет именем на чьих-то губах,
отлетающим дыханием,
мотыльком,
словом.
Аминь.

Наверное, вышло еще хреновей, чем в прошлый раз, но плевать. Дневник, он как путешествие в поезде - можно плести что угодно, завтра я уже не увижу этих людей.

URL
   

чужая земля

главная