Сикхем
Гордыня - грех. Греши.
Пальцы касаются воды теплой и тягучей, тянуться за ней рукой, не успевать за откатывающейся волной… долго, долго. Там, где в ладони перекатывались жемчужины, остается влажная галька.
В прокаленный песок зарылась белая коряга. Безразличие. Без-различие. Без-раз-личие. И стираются лица легким взмахом руки, оставляя пустоту и безмолвие на этом берегу. Этот берег и пустые люди, отгороженные тишиной, понимают головы к пронзительно-синему и невообразимо высокому небу, пустые люди без глаз и без ртов. Нет зрения, нет голоса. Наступит зима и их занесет снегом, они все погибнут с первыми холодами, но когда еще это случится… а над разогретой землей пляшет расплавленный воздух, волна откатывается медленно и плавно.