18:09 

Сикхем
Гордыня - грех. Греши.
Муха ползет по шторе:
каплей
темной и вязкой.

Сложенный лист бумаги.

Плавится черная крыша.
Стекает
по стенам,
по стеклам.
Медленно, медленно, медленно
нитями
липкой смолы.

Мир – иссушённый полдень
в судороге на асфальте
бьется, роняя пену,
тощие кисти вздевает
к синему-синему небу.

Касанье таблетки
горько;
в стакане
безвкусной и мерзкой
теплой воды из-под крана
плавает щепоть пепла.

Уже немного осталось
бледно-жёлтого жара.
Вот улетают птицы,
пересыпая небо
крапинами –
за горизонты.
Люди стоят на крышах,
машут им вслед руками:
возвращайтесь скорее…
немного уже
осталось.

Болью взломает череп,
что-то оттуда родится,
выбегут мысли-мыши –
плечи скрести коготками,
тихо скулить в волосах
и пробовать вкус ладони,
переломлённой безвольем
длинного, длинного лета.

Душно, тоскливо, пыль… но
чьи-то прохладные руки.

Чье там еще дыханье?..

Не переворачивай
тело.
Оставь.
И рядом останься.
Я буду слушать, как дышишь.
И буду ждать шаги
белого колкого снега,

мглистой грядущей зимы.

 

КГ/АМ, конечно, но я их люблю, эти уродливые свои стихи. Потом выложу что-нибудь из Дианы Геллер, у нее это получается лучше.


URL
Комментарии
2010-06-17 в 00:38 

Моя жена не желает взрослеть. Я принимаю ванну, а она топит мои кораблики.©
Выложивайте... выкаживайте... вылаживайте... о...
Я хочу прочесть Ваши стихи. Без остатка. Потому что они заполнены миром. *улыбка идиота, эйфория*

   

чужая земля

главная