Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Нас всегда было более чем достаточно, поэтому можно смело дохнуть.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:26 

Половина

Гордыня - грех. Греши.
Ты сидишь одна на пустой кухне – в который раз? В который раз снежинки бьются об стекло, шуршат, садятся на карниз… уже второй чайник выкипает на плите. Первый остался от сестры, помнишь? Темно-зеленый, сытый, с коротким носиком… ты сожгла его на следующий день после ее смерти, когда, заплаканная, заснула прямо за этим столом, где обмывали… тело. Не ее. Тело. Ее не было там, ты веришь, но…
«Какие у тебя холодные руки…»
Помнишь тот день? Я знаю, что ты запомнила его до последней минуты, до последнего вздоха, когда потемнело в глазах и какой-то чужой мужчина подхватил тебя. Все случилось слишком быстро. Вот земля глухо тарабанит по крышке, вот ленты крови на бледной коже, безумно красиво и безумно страшно, вот она, улыбается и смотрит на тебя. Реверс до упора, потом снова вперед. Одна на пустой кухне, в затхлой коммуналке, с березой за окном, больной и серой. Полосы по потолку, снег падает косо, слева направо, словно перечеркивая что-то. Руки тонкие, губы сухие, старая шаль изъедена молью.
Чайник выкипает, стучит крышкой, а ты слепо смотришь вперед. Без нее от тебя осталась ровно половина.
Чайник выкипает. Когда он сгорит, тебе останется еще ровно два чайника до старости. Половина жизни пройдена.
Чайник выкипает.
Ты сидишь на пустой кухне.
Серое небо.
Снег.

08:13 

лытдыбр

Гордыня - грех. Греши.
Ёбаная диарея, верни мой дизайн! ТТ_ТТ

14:35 

лытдыбр

Гордыня - грех. Греши.
Спасибо, диарея. Я буду любить тебя за это ежедневно.

16:19 

Гордыня - грех. Греши.
Слишком мелко и слишком пусто.
Мы все – колодцы, которые не дотянулись до воды. Семь миллиардов незавершенных колодцев, а когда-то, наверное, небо отражалось в глубине нас. Отражение пробивало это чертово небо, до которого я не могу дотянуться, на пути к которому я неизбежно падаю и просыпаюсь.
Вода ушла глубже. И не докопаемся до нее, не дорвемся.
Грааль где-то под землей.
Спит.

07:08 

Гордыня - грех. Греши.
Чтоб было.
Флэшки Кола Белова "Пустота", "День защиты детей", "Das Produkt", "Objectionable Apparatus", "Objectionable Apparatus 2", "Банкомат", "Voyeur School", "Russian Mafia on Mars", "The srory of struggle against the worms hazard", "HNY (HAPPY NEW YEAR!)", "COH (Solaris)", "Finding the buried hatchet", "Новогодняя открытка-2004", "Клонокорнация", "Новогодняя открытка". Проект "Kollaps". Сайт. Рекомендую.

Смотреть дальше...

@темы: Кол Белов, Kollaps, новогодние открытки, психоделика, флэшки

07:45 

Сказка

Гордыня - грех. Греши.
Облачко пара застыло напротив отверстых губ. Капли воды летели, но все не могли упасть на землю, и тогда ребенок спросил у матери, что пряталась вместе с ним за стеной дровяного сарая: «А может, дождь уже кончился?..», но насмерть перепуганная женщина не ответила, она следила за неспешными шагами ангела и прижимала к себе свое дитя, как будто это и впрямь было самым важным в миг, когда остановилось время. Она седела, превращаясь в облитую водой белую волчицу, и дикие глаза ее провожали крылатого, что шел по улице и кровавыми крестами отмечал двери, за которыми дрожали праведники.
И потом, позже, все они долго и безнадежно ждали, и смотрели в суровое хмурящееся небо, и седая женщина со своей дочкой замаливали несуществующие грехи на каменном полу церкви, и пахло ароматным мирро, и коптили свечи, и плакали лики на деревянных досках, но конец света так и не наступил, ждали напрасно, дождь бесследно смыл страшные кресты с дверей.

И когда вода подступила к самым домам, люди построили ковчег и укрылись в нем, и взяли с собой зверей и птиц, семена деревьев и трав, и через сорок дней волны поднялись над бортами, и унесли утлую скорлупку в пелену дождя.

Так было долго. Поседел и ослеп старый Ной, скоро его тело, завернутое в белую ткань, опустили в холодные волны. Умерли его сыновья, и их дети, и те, кто приходил за ними.

Вода изливалась с небес, во всем мире только за деревянными стенами было тепло и сухо. За деревянными стенами спали в холщовых мешках семена, и им снилось солнце и жирная черная земля, это было время, когда день перемешался с ночью, свет исчез, а тьма так и не наступила, и люди забыли, что это такое. Они смотрели в серую стену дождя, боясь упустить момент, когда на горизонте, где вода сливалась с водой, мелькнет кусочек суши, о которой они слышали от своих предков. Они смотрели, пока глаза их не ослепли, и тогда они выпустили птицу, чтобы узнать, а есть ли вообще земля, о которой им говорили. Земля, о которой кто-то когда-то им рассказал. Безумно давно.
И шли дни, люди ждали, пока не устали ждать. Шли годы, и они забыли, что выпускали птицу. Они забыли, что вообще была какая-то птица.

И до сих пор никто не знает, где уснули крылья этой птицы, холодные воды или ароматные ветки приняли ее, или вестница растворилась в дожде, или старик Ной когда-то придумал ее, как сказку рассказал перед сном младшему сыну. Никто уже не помнит, что должно быть скрыто за пеленой дождя, за серыми домами и незрячими окнами.

Но иногда нам снится солнце и радуга, и во сне мы вспоминаем, что кого-то ждем... кого-то очень важного.

17:58 

Гордыня - грех. Греши.

Ничего лишнего. Только музыка.

Theodor bastard. "Сон"

Слушать...


@темы: "Ловля злых зверей", Theodor bastard, музыка, психоделика

18:09 

Гордыня - грех. Греши.
Муха ползет по шторе:
каплей
темной и вязкой.

Сложенный лист бумаги.

Плавится черная крыша.
Стекает
по стенам,
по стеклам.
Медленно, медленно, медленно
нитями
липкой смолы.

Читать дальше...

15:45 

Наказание жены

Гордыня - грех. Греши.
18:52 

Всего лишь жить

Гордыня - грех. Греши.
…Он снова здесь. Он спрашивает, чего я хочу и я отвечаю. Раз за разом, снова и снова, пока не теряется смысл, пока слова не распадаются на бесполезные звуки. Он спрашивает меня…

Открывается золотая пасть и шершавый язык со скрежетом скользит по неровным комочкам слюды, оправленным в свинцовый переплет стекла. Иней нависает на пыли, клочьями висящей на окне и холод катится по всей комнате.
Щурятся золотые глаза с вертикальным змеиным зраком – близко, совсем близко от человеческого лица. Ледяной выдох ворошит седые волосы и раздается бесполый хриплый голос:
- Что ты попросишь у меня?Читать дальше...

16:59 

Как умирает голова

Гордыня - грех. Греши.
По ночам я часто чувствую, как гниёт и умирает моя голова. Медленно, помикронно растёт и твердеет нос, постепенно и незаметно исчезают усы, и темнеющие глаза как бы со стороны видят вытекающий из ушей гной. Живые руки пытаются остановить течение гноя, они знают, вместе с ним из головы вытекает что-то самое главное... Hо гной течёт через косынку, носовой платок, полотенце и подушку, он рассекает тяжёлыми каплями кровать и мучительно, стягивающе высыхает на полу. Высыхает самое главное, то, что должно расти и думать - но голова уже не думает, она медленно ползает по кровати и облизывает скапливающийся в складках простыни пот. Голова перестаёт расти и начинает уменьшаться - высокий лоб учёного обрастает жёсткими дикарскими волосами и исчезает под ними, пропадает в них, так что скоро, я думаю, высота моего лба ограничится надбровными дугами.

Мясистые уши, незаметные на фоне расстилающегося сзади них мозгового пространства, словно бы увеличиваются на фоне уменьшения этого пространства. Я ИДIОТЪ, ИДIОТЪ, думаю я, у меня мёртвая голова,бессмысленные свинячьи глаза, толстый рот, и слюна из него медленно течёт на пол... В умершей голове ползают червячки и людишки. Червячки веселы и здоровы, а людишки всё какие-то блёклые, осенние, и головы у них тоже умирают и опадают, как листья. Пройдёт ещё немного времени, может быть, два-три месяца, и головы у них у всех опадут и сгниют на грязной земле, а из падали вырастет гигантский дождевой гриб. Тогда-то все и поймут, глядя на гриб, что наконец- то настала страшная смерть...

К (с)ожалению, не мое. Найдено на /b/

09:32 

Гордыня - грех. Греши.
Когда в матрасе щелкает пружина, постоянно кажется, что это начинается вибро-вызов мобильника, неделю назад завалившегося за спинку дивана. Вздрагиваю от страха, от нежелания говорить вслух. Молчание - золото, так заткнись же, наконец...

18:52 

Гордыня - грех. Греши.
Отупение приходит не сразу. Оно подползает конвульсивными медленными толчками, как прилив теплой вонючей воды. Оно нагло лезет в рот, кладет липкие пальцы на веки, гладит по щекам и неразборчиво шепчет о чем-то... о покое и об иллюзиях в синеватом предутреннем воздухе. У него сизая одежда... и скоро все, что будет попадать в поле зрения, станет видно только сквозь эту омерзительную ткань. Оно обнимает за плечи, обволакивает собой, оно защищает и оберегает... у него мягкие нежные губы...
Потом оно перестает быть видным. Оно превращается в волосатую скотскую шкуру, приросшую к плечам и вот ты уже скачешь на четырех толстых копытцах, хрюкая и тыкаясь рылом куда ни попадя. Ты скачешь по своей кухне, по своему офису, по своему узкому как пенал кабинетику с серыми занавесочками и уже перестаешь видеть, что лучшие плоды растут высоко над головой... да и зачем они тебе? С лихвой хватит протухшей дряни, усеивающей землю под ногами. Землю, которая стала так удобно-близка, стоило лишь встать на карачки. Протяни щетинистую морду и жри, жри, давись, расползающимися на тупых зубах своими сладко-гнилыми яблоками глупости.

Посмотри...

Посмотри на эту бумагу, что я раз за разом пихаю тебе под влажные, сочащиеся слизью ноздри. Внимательно посмотри, обожравшаяся отяжелевшая тварь, обласканная своими идиотскими фантазиями о поляне, где гнили, которой ты питаешься, не просто много, а она навалена там кучами, которые тебе и за всю жизнь не сожрать... Посмотри, ублюдочное животное, на эти мелкие значки, написанные когда-то твоей же рукой, покуда она могла еще держать шариковую ручку и не превратилась в грязное копыто. Узнаешь свои корявые неуклюжие стихи, в которые ты отчаянно впихивала свои наивные мечты о волшебном королевстве с добрым королем и лесе, где живет единорог с грустными глазами? Узнаешь ли это теперь, мразь?
Но скотина бурчит что-то себе под нос и в задумчивости начинает жевать край протянутой бумаги.
Отдернуться прочь.
Оглохнуть.
Ослепнуть.
И, наконец, издохнуть.
Чтобы не видеть.
Этого!
Или раскроить толстый череп между шевелящимися розовыми ушами и убедиться, что крови не будет. Только пыль, песок и труха, чем-то похожая на древесную кору, высыпется оттуда.

Слюнявое рыло. Приоткрытые пасти. Ненасытные утробы.
Умирая, ты услышишь бодрое хрюканье.

19:17 

Гордыня - грех. Греши.
Режим молчания.
Что-то стучит по обшивке. Подводная лодка уходит в глубину, как дохлый кит со вспоротым брюхом, опускается ниже и ниже, в стылое темное царство бледных рыб с синими огоньками на плавниках. Молчание… выключите свою дурацкую музыку, третий отсек.
Что-то стучит по обшивке.
Красная кнопка, четыре секунды. Умолкает, оставляет цепочку серебристых пузырьков снизу вверх и тает в черноте. В повестке дня избавиться от телефона и дверного звонка, план выполнен, твоя премия в конверте, у нас платят налом, сынок…
Стук по обшивке. А может, это голландские спасатели колотят ключом по резиновому покрытию корпуса? Может, эти радостные заботливые идиоты принесли мне травы и пива?
Простите. Я ненавижу пиво и не курю.
Включен режим молчания. Погружаемся.
Пока хватит кислорода…

К дьяволу морскому возьмем бочонок рома… ему… не… устоять…

13:49 

Tenshi no Tamago (1985)

Гордыня - грех. Греши.
18:13 

Пляж

Гордыня - грех. Греши.
Пальцы касаются воды теплой и тягучей, тянуться за ней рукой, не успевать за откатывающейся волной… долго, долго. Там, где в ладони перекатывались жемчужины, остается влажная галька.
В прокаленный песок зарылась белая коряга. Безразличие. Без-различие. Без-раз-личие. И стираются лица легким взмахом руки, оставляя пустоту и безмолвие на этом берегу. Этот берег и пустые люди, отгороженные тишиной, понимают головы к пронзительно-синему и невообразимо высокому небу, пустые люди без глаз и без ртов. Нет зрения, нет голоса. Наступит зима и их занесет снегом, они все погибнут с первыми холодами, но когда еще это случится… а над разогретой землей пляшет расплавленный воздух, волна откатывается медленно и плавно.

08:15 

Гордыня - грех. Греши.
Бывает время, когда хочется чего-то нового. Бывает, что его хочется постоянно, и рождается уже удивительная готовность к чему угодно, хоть в омут с головой, хоть в городской фонтан, хоть за тридевять земель на сломанном автобусе, с кошкой на руках и с фикусом в чемодане. Что угодно, но, знаете, сойдет все. Пожалуйста, две порции с собой и где мой фикус? Так бывает. Так бывает постоянно, потому что пустоглазая рутина не пугает только законченных кретинов, у которых вся жизнь умещается в рекордно короткий срок, день за два, может слышали о таком?
Несомненно слышали, не так ли? Прониклись, преисполнились, убоялись и побежали ставить свечку за упокой всех идиотов. Правильно. Чрезвычайно правильно. Искать. Не останавливаться, потому что тонкий слой торфа продавливается, потому что под ним холодное болото, жгучие волны трясины, трепещущие в предвкушении, потому что просто так надо. Искать новое, и, когда оно перестает быть таковым, отбрасывать без сожаления, без сентиментальностей – как хлам, как старые тряпки, как выметают пыль с пропахшего ностальгией чердака.

Бессмыслица.
Ералаш понятий и слов.
Но сеанс окончен, всем спасибо.

09:11 

Тэм Гринхилл

Гордыня - грех. Греши.
Кое-что... читать

@темы: Тэм Гринхилл, поэзия

19:04 

БЕ3НОГNM. Чтобы было.

Гордыня - грех. Греши.
20:12 

Lustmord VS HappyPencil

Гордыня - грех. Греши.

чужая земля

главная